Турция - Türkiye

Категории
Новости сайта / Sitenin haberleri [4]
Коды городов
Друзья - Dostlar

Турецкий клуб в Москве
Türk Külübü Moskova'da

Турецкий Клуб
      Турция.ру - место под солнцем!
        Турция.Ру
            Мой дом - Турция
              BENİM EVİM TÜRKİYE


                Айда.Ру - отзывы туристов об отелях Турции.


                Наш опрос

                Какая тематика в культуре Турции Вам наиболее интересна?

                 

                [ Результаты · Архив опросов ]

                Всего ответов: 947
                Счетчики- Sayaçlar


                ОТЗЫВ.Ру

                Рейтинг@Mail.ru

                Каталог путешествий www.turizm.ru




                Бельдиби

                Если выйдя из ворот отеля, вы свернете направо и пройдете метров сто по обычной российской асфальтовой дороге - без разметок и обочин - то попадете на улочку поселка Бельдиби, расположившуюся слева от дороги прямо под глыбами нависающих над ней двух горных пиков: одного похожего на пирамиду Хеопса, поднятую над местностью еще метров на двести, другого - на башню танка Т-62, повернутую в сторону Анталии, но без пушки, которую наверное, разворовали и продали чеченцам отдыхавшие здесь тайком от начальства тыловые генералы и боевые прапорщики непобедимой и легендарной армии. Собственно, это еще не поселок, а цепочка магазинов, магазинчиков, кафе, мастерских, вытянувшаяся вдоль высокого тротуара, кое-где уже мощеного цветной плиткой.

                Сразу же за кафе "Измир Антилоп Авантаж", которое образует начальное звено в этой цепочке, на телеграфном столбе висит небольшая вывеска "Istanbul Rent a Car", а прямо под ней стоят два-три джипа "Судзуки Самурай". Это контора проката автомобилей, в которой работает Шамиль.
                Представители солидных бюро проката с мировым именем - "Herz", "Avis", "Eurocar" - есть в каждом отеле. Мы уже были в нашем "Avis" и заказали большой "Форд" с мощным мотором и кондиционером для поездки в Невшехир и обратно. Это достаточно дорого, но надежно - и в смысле машины, и в смысле страховки. Для поездок на 50-70 километров вокруг отеля нет смысла брать дорогую машину - можно обойтись более дешевым неприхотливым "Самураем". Практически каждый раз здесь на побережье мы берем эту похожую по характеристикам на нашу "Ниву", но более приятную в управлении машину с брезентовым верхом, который легко снимается и превращает ваш "Самурай" в кабриолет "4х4". А вообще, в Турции мы брали "Фиат Уно", "Фиат Темпра", а также местные "Доган" и "Шахин" - производимые по лицензии "Рено" французские версии конца шестидесятых годов - надежные, просторные, дешевые но достаточно тупые машины. Что-то вроде нашей "Волги" восьмидесятых годов, которую, правда, дешевой тогда назвать было нельзя. Оптимальной машиной для двоих я бы назвал "Фиат Уно" - но если вы собираетесь ездить только по асфальтированным дорогам. Если по любым - берите "Самурай".

                Шамиль оказался приятным, ладно скроенным пареньком лет тридцати. Загорелый, с традиционными усами и обаятельной, очень искренней улыбкой, он неплохо говорил по-русски - за те десять лет, что мы бываем в Турции число знающих русский язык выросло фантастически! Одновременно с бюро проката он обслуживает небольшой магазинчик с продуктами повседневного спроса турецких трудящихся и кафе на десяток столиков, пустующих в это время дня - жарко! Формальности заняли пять минут, потом традиционный чай из небольших приталенных круглых стеклянных чашечек, которые так красиво подчеркивают естественный кирпично-красный цвет хорошего чая - и мы расстаемся друзьями. Одной машиной на стоянке нашего отеля стало больше. Кстати, охрана быстро узнает вас в лицо, и хотя мы уходили пешком, а въезжаем на машине, никто уже не спрашивает никакого пропуска - поднимаем руку в приветствии, улыбаемся друг другу; шлагбаум уже открыт; чуть прямо, поворот направо - и мы на парковочной стоянке, находящейся на территории отеля, но прикрытой от самого отеля густой живой изгородью.
                У нас полупансион, то есть, завтракаем и ужинаем мы в отеле, а обед добываем себе сами.

                Идем в поселок добывать обед. На двухстах метрах той же улицы, где мы только что взяли машину, находится с десяток, если не больше, кафе. Выбираем наиболее экзотическое, с бассейном и фонтаном под сплошной завесой из винограда, спелые грозди которого свисают из-под простой конструкции из двухдюймовых труб. Занята всего пара столиков и такими же бледнолицыми, как и мы: те, кто освоился и загорел, стараются уехать подальше - это не проблема, даже без машины. Наша Надежда, которая воспитывает кошек, пока мы сидим тут в кафе, была в Турции одна, впервые за границей(!), с небольшим запасом английских фраз - и разъезжала по всему побережью на дoлмушах - микроавтобусах типа нашего автолайна (не отсюда ли пошли автолайны?). Мы еще с первого приезда называли долмуши по-своему - долмoбусами (долмуш + автобус).
                Оказалось, что бассейн это не столько украшение, сколько хранилище еды - в нем плавает живая форель, которую вы можете выловить себе сами. Если сможете. Мы не смогли, сколько ни старались.

                Проворный паренек, официант, тоже сразу не смог, потом просто впрыгнул в бассейн, согнал рыб в один угол, изловчился, бросился всем телом в этот угол, держа сачок, как копье, быстро повернул и выхватил его из воды - там уже трепетала рыбина. Через пару минут таким же образом была поймана вторая, тоже обреченная на съедение нами под неплохое местное и потому очень дешевое белое вино. Сегодня еще можно пить днем - никуда не едем. Завтра уже нельзя.
                В кафе мы были не одни. Рядом за сеткой кипела жизнь. Сначала показались длинные уши, потом круглый глаз, потом ловко откуда-то из-под земли выпрыгнуло всё серое и ушастое существо. Кролики! Мы как-то забыли, что они живут в норах! Вот и здесь вдоль стены было отгорожено пространство метра два на метров пять, поставлена небольшая будочка, вокруг нее набросаны капустные листья и какая-то ботва, а взрослые кролики и уморительные и милые малыши бесенятами выскакивали из-под земли, хватали листики и уволакивали их туда же, под землю. Это было так неожиданно, так ловко, так здорово! Ну, цирк!
                Кстати, свежая форель с обилием овощей и зелени, с теплым хлебом, напоминающим лаваш, под бутылку холодного белого вина (не фальшивого) и с бесплатным виноградом прямо с лозы - доставай и ешь, вымыв предварительно в фонтане - обошелся нам раза в два-три меньше, чем стандартный обед с местными мясом, картошкой и пивом в захудалом кафе на Арбате.

                Хозрасчет! Все местное, расходы на транспорт нулевые, рабочая сила дешевая. Взятки, наверное, платят, не без этого, но что не в таких ужасающих размерах, как у нас - это факт. Свидетельство тому - вот эти низкие цены. Догоним и перегоним Верхнюю Вольту, товарищи!
                Я что-то все время опять скатываюсь на борьбу с преступным режимом Ельцина-Мавроди. Где Ельцин?! Где Мавроди?! И кто же это тогда у нас без них в подъездах писает? Ну не может же один Путин - и во всех подъездах! Тут у нас, кстати, ремонт в подъезде был недавно - все побелили, покрасили. Наверное, ремонтники и обязаны были бы заранее закрыть все пленкой, а потом вымыть - должно же это все быть предусмотрено технологией. Но к каждому ремонтнику Лужкова или Ресина не приставишь, ремонтники тоже люди и тоже подворовывают, как и вся страна - в итоге из восемнадцати площадок в подъезде чистых всего четыре-пять. Остальные жильцы уже третью неделю ждут, когда на выборах победит Зюганов и пришлет кого-нибудь вымыть у них под порогом. Это в Москве, в третьем тысячелетии после рождества Христова, втором десятке лет при так называемой демократии. Не догоним мы Верхнюю Вольту. Никогда не догоним!


                Вот что пишет по этому поводу очень уважаемый мной Алексей Иванович Подберезкин, приличный человек, хотя и политик: "Очень примечательно наблюдение профессора Ванкуверского университета А.Батлера: "Нечего пенять на американцев, нечего пенять на Горбачева, нечего пенять на Ельцина. Вынужден признать: сам русский народ, его терпимость, православность, массовая политическая безграмотность, покорность, смирение, дряблость воли привели к тому, что он сейчас имеет. А имеет он сейчас безвластие, бездержавие и нищету. Да еще Чечню. И так будет продолжаться до тех пор, пока он не активизирует свои другие качества, которые все еще дремлют в его генах. Это - смелость и ярость духа, бойцовский порыв и бесстрашие, стремление к свободе и равенству, это - ненависть к тиранам" Нам русским, это советует американец!". (Алексей Подберезкин Русский путь, М., РАУ-Университет, 1999, стр. 18)

                Я не во всем согласен с профессором, но к терпимости и дряблости воли моего родного народа я бы прибавил еще и повальное пьянство как его любимое времепровождение. Нация спилась, и если бы не наши бабы, которые по определению слона на скаку остановят и хобот ему оторвут, то от страны давно бы уже ничего не осталось, кроме гор пустой стеклянной тары. Одна надежда на утечку мозгов. Утечку мозгов - к нам из мусульманского Азербайджана, из той же Чечни, из христианских Грузии и Армении, из буддистской Калмыкии, из других наших бывших братских республик. Рожденные русскими бабами в русской среде, говорящие по-русски, их дети, может, и будут обладать той смелостью и яростью духа, которые мы пропили и проворовали, вывезли за границу вместе с нефтью и газом, обменяли на сникерсы и тампаксы, поощряемые и понуждаемые нашим самым независимым в мире телевидением.

                Информация к размышлению

                Что будет, если из России вдруг исчезнет вся водка? В природе ничего не исчезает бесследно. Если в России вдруг исчезнет водка, значит, где-то она появится. Вот там, где она появится, там и будет Россия... (www.anekdot.ru)


                Для сравнения и еще большего контраста приведу слова о душевном складе самих американцев, сказанные в конце XIX века великим французским психологом и социологом Гюставом Лебоном о тогдашних янки:
                "Преобладающими чертами этого душевного склада, с точки зрения характера, являются: запас воли, каким (может быть, исключая римлян) обладали очень немногие народы, неукротимая энергия, очень большая инициатива, абсолютное самообладание, чувство независимости, доведенное до крайней необщительности, могучая активность, очень живучие религиозные чувства, очень стойкая нравственность, очень ясное представление о долге". (Гюстав Лебон Психология народов и масс, Спб, изд. Макет, 1995, стр. 56)
                У нас этими качествами обладают, пожалуй, только некоторые бандюки да большинство выходцев с Кавказа.

                Информация к размышлению

                Россия - это страна, населенная русскими, которыми управляют россияне. (Приписывается Л.В. Шебаршину)

                Абыдна, да?

                Янарташ - Горящий камень

                Я совсем забыл рассказать, что вчера в аэропорту мы познакомились с очаровательной девушкой Юлей Островской из Омска, которая со своей мамой Галиной Матвеевной выбрала ту же "Тройку" и поэтому тащила свой чемодан к тому же микроавтобусу, к которому Салим уже тащил мой чемодан. Я вообще знакомлюсь легко - а тут такой повод! За двадцать минут разговора в автобусе мы узнали друг о друге все, друг другу понравились и даже моя бдительная и очень ревнивая супруга ничего не имела против того, чтобы мы завтра все вместе, вчетвером, поехали в Янарташ, что в переводе, говорят, означает горящий камень. Янарташ - это один из примеров самозарождения мифов.

                Общепринято считать, что именно в Янарташе внук Сизифа Беллерофонт, оседлавший по наущению Афины Паллады крылатого коня Пегаса, убил грозное чудовище Химеру, вернее, вогнал ее ударом копья под землю, в скалу, из которой до сих пор вырывается ее огненный язык. Общепринято - потому что Гомер поселил Химеру в Ликии во владениях царя Иобата, к которому и был направлен Беллерофонт, оклеветанный женой другого царя, Пройта, чтобы найти здесь смерть по капризу отвергнутой им женщины. Все вышло по-другому. Имя Беллерофонта сохранилось в веках. Огненные языки Химеры до сих пор вырываются из скал Янарташа на высоте примерно полукилометра над уровнем моря, которое плещется прямо здесь, у подножия этих скал. На языках Химеры предприимчивые местные жители кипятят воду в обычных ширпотребовских чайниках и заваривают ярко-красный чай, который за небольшую плату предлагают усталым туристам, в основном, немцам, поднимающимся сюда от моря по горной тропе.
                Этот красивый миф, документально подтвержденный Гомером, породил другой, уже на местной основе. В четырех километрах от Янарташа скалы расступаются, образуя ворота в античный же город Олимпос, который чеканил свои серебряные монеты еще за сто с лишним лет до нашей эры. Потом город был дважды разрушен - сначала пиратами, потом Сервилием Руллом и, наконец, восстановлен Адрианом после того, как он сам лично посетил этот город в 131 году уже нашей эры.

                Вообще, Адриан - это вроде нашего Лужкова. Он, правда, говорят был человеком сомнительной нравственности (покажите мне хотя бы одного нравственно безупречного императора, президента или, на худой конец, мэра!), но как и Лужков, тоже был хорошим строителем и крепким хозяйственником. Где бы вы ни оказались - во Франции или Греции, в Германии или Испании, в Мавритании или Великобритании, в Италии или Сирии, в Израиле или вот здесь, в Турции - везде вы найдете дороги, театры, мосты, акведуки, порты, храмы и целые города, построенные при нем, по его приказу или названные в его честь. Кстати, первое настоящее правительство, структурированное по функциональному признаку, кажется, было создано тоже Адрианом. Но мы опять увлеклись - причем здесь Адриан, а тем более, Лужков? Мы же говорили о самозарождении мифов.
                Другой миф родился из ряда фактов. Античность, вечный огонь (а запасов природного газа, вырывающегося из скал Янарташа, хватит еще не на одно тысячелетие, если только не слишком много чая будут кипятить на нем для туристов), город под названием Олимпос со своим стадионом всего в четырех километрах от горящих скал не могли не породить мифа о том, что олимпийские игры родились именно здесь, а не где-то в Греции и первый олимпийский факел зажигался как раз от горящих скал Янарташа.

                Руины Олимпоса находятся не в таком в хорошем состоянии, как, например, руины Аспендоса или Сиде до которых отсюда около двух часов езды на машине. Город разрушен примерно так же, как и высокогорный Термесос, расположенный на отметке свыше тысячи метров над уровнем моря километрах в пятидесяти от побережья, чуть севернее Антальи, и упоминаемый еще за 1400 лет до рождения Иисуса Христа. Тем не менее, в Олимпосе можно найти все элементы античного города: акрополь, амфитеатр, агору, публичные бани. Все это, правда заросло колючим кустарником, а кое-где даже растут настоящие апельсины и лимоны и их можно запросто сорвать и съесть тут же, без отрыва от античности.
                Мы едем в Янарташ. Но сначала надо заехать за девушками Островскими, которые живут в соседнем Кемере, километрах в двадцати от нашего Бельдиби, в отеле с таким же благозвучным названием "Озкаймак", как и наш будущий отель в далеком и таинственном городе Конья. Почти в центре Кемера во фруктовой лавке загружаемся экзотикой: виноград типа наших дамских пальчиков, другой виноград, без косточек и удивительно сладкий и ароматный, густо-синий инжир, груши, персики с румяными щеками смущенных девушек - все это моется тут же под краном приветливым продавцом, фасуется в пластиковые мешки и размещается прямо под открытым небом - на заднем сидении нашего "Самурая" рядом с пятилитровой бутылью воды из горных родников: горы здесь везде, и вода поэтому прекрасная.

                "Озкаймак" ищем минут десять, руководствуясь логикой и чутьем, уткнувшись, правда, по дороге в пару тупиков. Моя любимая жена язвит, что если я за рулем, то машина сама по себе приедет на скотный двор, даже если он единственный на всю округу. Это не совсем так. Мы лихо ориентировались, будучи впервые в таких больших и бестолковых городах, как Измир, Хайфа, Загреб, хотя правды ради стоит признать, что отчаянно плутали в родном Санкт-Петербурге и даже на станции Хвойная в Новгородской области.
                Озкаймак как Озкаймак. Наш Ренессанс-то получше будет. И намного. Хотя бы потому, что из-за обилия соотечественников Озкаймак больше похож на какую-нибудь черноморскую профсоюзную здравницу в разгар сезона. А еще - у Озкаймака нет своего моря: на море надо идти через соседнюю территорию. Хорошо, хоть не на автобусе, а то и такие случаи бывали.
                Девушки выходят такие курортно-беззаботные, просветленные и воздушные, что даже завидно - я вряд ли когда способен придти в такое иллюзорное состояние духа, но прелесть этого состояния чувствую достаточно глубоко.

                Юлечку в аэропорту я принял за семнадцатилетнюю девушку, неудачно сдавшую вступительные экзамены в вуз и путешествующую под бдительным оком мамаши, чтобы забыть огорчение и разочарование. У Юли круглое, всегда смешливое лицо с ямочками на полных щечках, нежные плечи, красивые руки, полная грудь такой невинной формы, которую нельзя описать словами, а можно лишь почувствовать прикосновением, разом ощутив и точность линий, и спелую тяжесть объема, и шелковистое тепло нежности, таящей неизрасходованный еще запас тайной страсти. Хорошие девушки растут в Омске! Юле двадцать шесть лет, поэтому ее мама может быть вполне спокойна: все знают, что девушки до двадцати и после двадцати пяти лет меня не интересуют. Ну, если только с точки зрения эстетики...
                Юлина мама, Галина Матвеевна, Галочка, на Юлю совсем не похожа: темная, невысокая, энергичная, она была скорее похожа на заведующую идеологическим отделом райкома партии времен исторического материализма. Так и оказалось: в мирной жизни Галочка работала вице-президентом довольно крупного омского банка, выросшего из местного отделения банка советского. Я и в свои лучшие годы был далек от банковской системы, но мне казалось, что своих денег у таких банков почти никогда не было, невозврат выданных кредитов огромен, ликвидность поддерживалась путем достаточно сложных манипуляций с цифрами, а на текущую собственную жизнь руководства шли жалкие проценты от операций по счетам еще дышащих заводов, всегда бедных бюджетников и процветающих бандюков - от ликероводочных до бензозаправочных, да еще часть верхушки от зачетов и прочих махинаций. Этих жалких процентов хватало на взятки властям, местным и московским, а еще на хорошие машины и на неплохую по местным меркам зарплату себе, раз в двадцать-тридцать превышающую среднюю по стране. Масштаб деятельности простирался от мелкого мошенничества до чистой уголовщины. Не знаю, как сейчас, но мне кажется, что в девяностые годы так, или примерно так, работало 80-85 процентов всех банков страны.

                Кое-что о банках

                Идет как-то Иван - денег нет а выпить хочется. Заходит к Абраму и говорит: - Абрам, дай в долг рубль до среды. - Ладно, Иван, но в среду отдашь два. А на всякий случай ты мне свой зипун в залог дай. Согласился Иван. Взял рубль и собрался уходить. Тут Абрам говорит: - Слушай, тебе ведь трудно, наверное, в среду сразу два рубля отдавать. Ты лучше один сейчас отдай, а один - потом. Отдал Иван ему рубль. Идет домой, репу чешет и думает: "Вот ведь! Ни рубля, ни зипуна, и выпить не на что, еще и должен остался - и Абрам прав!" (www.anekdot.ru)

                До Янарташа отсюда километров сорок, не больше. Сначала вы проезжаете Фазелис, мое любимое место на побережье - мы еще там будем, потом форельные фермы Улупинара - и сюда мы завернем. Через несколько километров от Улупинара прямо в точке перегиба горной дороги стоит едва приметный указатель: "Yanartas - Olympos". Здесь надо осторожно свернуть налево. Осторожно - потому что видимости ни в одну сторону шоссе нет, крутой поворот налево сразу же переходит в крутой спуск вправо вниз и узкий горный серпантин будет падать метров на пятьсот вниз, пока километров через шесть не покажутся первые строения и сады деревни, питаемые полувысохшим сейчас арыком.
                После моста надо свернуть налево, прямо в деревенскую улочку, по которой бродят козы, дети и собаки.

                Направо - в Олимпос. После деревни выщербленный сизый асфальт как-то незаметно исчезает, а на пыльной грунтовке впереди будет всего одна развилка: влево уйдет дорога на ферму у подножья горы, совсем вправо - к морю, до которого осталось метров триста, и дальше опять к Олимпосу. Нам нужна дорога, уходящая чуть левее от основного направления, но не та, что идет на ферму.
                Через полкилометра дорога забирается немного в горы и там теряется в сосновом лесу, в котором стоит небольшое кафе, будочка кассы и чуть поодаль необходимые удобства. Здесь же, между соснами, стоят две-три машины, хозяева которых ушли наверх по неширокой, но ясно читаемой тропе, которая вьется среди скальных нагромождений, колючего кустарника (тамариска?) и искривленных от постоянных ветров с моря сосен с огромными кронами, и их длинные иглы, упавшие за зиму, выстилают поверхность, под которой уже нет ничего, кроме камня и камня, то серого, то красноватого с тоже искривленными прожилками. Подъем занимает минут сорок. Сверху спускается усталая но довольная немчура, оживленно обменивающаяся возгласами восторга. Народ в основном пожилой, но неутомимый и не ведающий преград.

                Несколько лет назад в Мирах Ликийских, но не там, где жил и работал Николай Угодник, а совсем рядом, где хорошо сохранились гробницы, целиком вырезанные в скалах лет за шестьсот до рождества Христова и, соответственно, почти за девятьсот лет до самого Николая Мирликийского, который жил здесь во плоти между 245 и 326 годами нашей эры. Представляете, огромная скала высотой в сто-сто пятьдесят метров, и в этой скале десятками этажей - ниши гробниц, причем, фасад каждой ниши архитектурно обработан: колонны, порталы, фронтоны - и все это в дикой отвесной скале. Не знаю как, а главное, зачем, престарелая британская туристка, бабулька лет за семьдесят, забралась на кромку такой ниши на третьем или четвертом ярусе, но - забралась, вскарабкалась. Вскарабкалась, глянула вниз - и обмерла: слезать-то всегда труднее. Ее снимали пожарники!
                Но мы уже пришли. Справа - развалины не то небольшой крепости, не то замка. Слева - отвесная скала. Прямо - наклоненная градусов под тридцать голая площадка серого цвета размером побольше футбольного поля. На ее ровном сером цвете хорошо читаются черные задымленные провалы неправильной формы диаметром от двадцати сантиметров до полуметра. Кое-где на черном фоне пляшут сине-оранжевые языки пламени. Янарташ. Горящий камень. Огненные языки Химеры. Это здесь.

                Улупинар

                В Олимпос мы сегодня не попали: задержались на роскошном пляже, который протянулся на много километров от горящих камней Янарташа до самых отвесных скал, скрывающих вход в Олимпос. Пляж пустынен. Слева, возле деревни стоят несколько зонтиков, крытых тростником, под ними на белых шезлонгах загорают те, кто догадался снять здесь дешевый пансионат и проводить время среди садов, античности и у вечного, незамусоренного и совсем открытого Средиземного моря, Akdeniz по-турецки. Справа перспективу закрывает густой сосновый лес, быстро поднимающийся по склону, и серые отвесные скалы вырастают уже из этого леса и растут дальше до самого неба, закрывая собой пик Западного Тавра (Bey Daglari) с отметкой 2320 метров. До скал и до леса кажется подать рукой - кристально чистый воздух скрадывает расстояние. Однако, достаточно большой теплоход, стилизованный под старинный парусник, который доставил туристов в Олимпос и ждет их сейчас под скалой, смотрится отсюда игрушечной лодкой. Другой пик высотой 3086 м - гора Akdag - высится своей снежной вершиной над зонтиками пляжа, над горной грядой, покрытой лесом и еще над одной, уже далекой и потому синей цепочкой гор. 3086 метров - это меньше, чем, например, Эльбрус, но выше, чем Авачинский вулкан на Камчатке. Да дело и не в высоте - дело в какой-то особой гармонии всего, что нас сейчас окружает: гармонии воздуха, моря, гор и настроения. Тем более, что настроение наше повышается - мы едем обедать на форельную ферму в Улупинар.
                Карабкаемся вверх по серпантину, осторожно разъезжаясь со встречными машинами. Езда в горах требует предельного внимания и контроля: чуть зазевался - улетишь вниз вместе с машиной.

                Закругления серпантина приходится буквально облизывать, вписывая машину в геометрию поворота. Когда меня впервые вез таксист в Миры Ликийские, я ахал и внутренне содрогался в таких местах - а их на той дороге было очень много, да еще гигантские автобусы навстречу. Никогда бы не сказал, что они вообще физически могут вписаться в такие повороты. Через два года я уже ехал по той же дороге за рулем сам, а еще через несколько лет Ляля на неповоротливой "Шахин" везла туда же детей. Привыкли! Человек, а особенно человек советский, ко всему привыкает!
                Улупинар - это горная речушка, вода которой отводится в многочисленные системы бетонных загонов, гигантских корыт метров десять в ширину и метров тридцать в длину. Вода в этих корытах - садках - постоянно проточная и натуральная горная, что позволяет пасти здесь настоящие стада ручьевой форели. Значительная часть форели увозится на продажу, а остальное потребляется на месте в многочисленных незатейливых ресторанчиках - их здесь десятки.

                Сегодня мы обедаем на террасе второго этажа хибары, которая издалека напоминает хижину дяди Тома по одноименному роману Гарриет Бичер Стоу, который вряд ли сейчас изучают в школе. Рядом с хибарой садки, которые можно рассматривать с террасы, любуясь на косяки упругой, гибкой и подвижной рыбы, чьи спины отсюда кажутся черными. Особняком держатся более светлые образцы. В самой хибаре есть отделение, где рыбу препарируют, отделение, где ее готовят - на гриле, в печи, просто на сковородке, отделение, где пекут ароматный лаваш. Все это можно осмотреть, пока выбираешь рыбу, указав пальцем на нее, еще плавающую, но не в большом садке вместе со всеми, а в маленьком, для обреченных на съедение сегодня. Про вкус этой изысканной пищи богов я умолчу - не хватит слов.
                Здесь же, в Улупинаре, есть ресторанчики под открытом небом - просто на земле стоят деревянные столики, накрытые чистыми(!) скатертями, легкий навес, перевитый лианами хмеля или винограда. Журчит речушка, струится вода в арыках, отводящих воду из садков, кричат незнакомые птицы на противоположном берегу. А над всем этим - величавые горы, вечное спокойствие которых как-то незаметно передается вам и разливается по всему вашему существу независимо от такого же чарующего действия холодного зеленоватого и очень приятного местного вина.

                Дальше машину поведет Ляля. Я не могу - такую рыбу и без вина. Что-то подобное мы испытывали в рыбном ресторанчике в Хайфе. Там, правда, не было гор, не было открытого неба и струящегося ручья - были просто рыба и просто вино. Как две тысячи лет назад. Сколько же хорошего мы утратили всего за несколько десятилетий торжества исторического материализма!
                Возвращаясь из Каппадокии, мы опять приедем в Улупинар. На этот раз мы будем есть форель уже в другом ресторанчике - там столики стоят просто в ручье, и его струи обтекают ножки вашего стола. Хотите - опустите и ваши ноги в его прохладу, не хотите - держите их на подставке, чуть возвышающейся над водой. Красиво придумано! Просто и красиво.

                Фазелис

                Вчера, возвращаясь из Улупинара, мы попали под тропический ливень - в открытой машине! Дело в том, что Шамиль отсоветовал нам ставить на джип тент: без него действительно удобнее - пока солнышко. Дождь был внезапным, какая-то тучка просто зацепилась за вершину горы и вылила на нас все, что в ней было. Минут двадцать мы ехали под проливным дождем, прикрываясь пляжными полотенцами, которые держали влагу минут пять, а потом тоже насквозь промокли. Надо сказать, что было довольно холодно - еще из-за скорости: как-никак, а воздух обдувал нас со скоростью 60-70 километров в час, это километр в минуту, это 16 метров в секунду. Не ураган, конечно, который начинается после 30 метров в секунду, но уже близко к шторму (20 м/сек).

                Ближе к Кемеру мы спустились с гор, вышли из-под тучки - дождя как не бывало, нормальные плюс тридцать, и хотя все сразу же согрелись, первое, что мы сделали, доставив девушек в их Озкаймак, это поехали к Шамилю и поставили тент. Завтра будем ездить с тентом, а послезавтра пересаживаемся на "Форд" и - вперед! На завтра запланирован Фазелис, будем просто загорать и купаться, следующий шанс увидеть море - только после возвращения из Каппадокии.
                В Фазелис меня в начале девяностых завез на обратном пути тот же самый таксист, который возил меня в Миры Ликийские. Он ни слова не понимал ни на одном языке из тех, что знал я, а я по-турецки знаю только приветствия, да "Аллах акбар!". Но он как-то проникся моим настырным стремлением как можно ближе познакомиться с турецкой действительностью и с гордостью показывал мне это действительно достойное место. Фазелис расположен километрах в десяти-пятнадцати от Кемера по направлению к Олимпосу на полуострове, к которому нужно проехать еще пару километров по густому и чистому сосновому лесу.

                Фазелис - это античный город, основанный за 690 лет до нашей эры, развалины которого хорошо сохранились. Фазелис - это изумительные виды. Фазелис - это роскошный пляж. Фазелис - это ласковое и очень чистое Средиземное море.
                Если на Фазелис смотреть сверху, то он очень напоминает раскрытую пасть тигра. Вытянутая шея тигра поросла сосновым лесом. В самой пасти помещается удобная бухточка. Глаз тигра образован хорошо сохранившимся амфитеатром. Прижатое ухо ограничивает внешнюю, уже большую бухту, раскинувшуюся вдоль тигриной спины и с другой стороны ограниченную мощным тигриным хвостом.
                Говорят, что вся эта роскошная территория была куплена почти три тысячи лет назад хитрыми пришельцами с острова Родос, до которого отсюда час езды на машине, если бы по морю можно было проехать. Они купили ее у наивного аборигена всего за мешок сушеной рыбы, воблы или таранки - история умалчивает. Это как же нужно было любить пиво и соленую закуску к нему! Кстати, на дальнем пляже сохранилась гигантская приземистая сосна, толстые сучья которой простираются вдоль земли метров на пятнадцать в каждую сторону, давая такую желанную тень. Говорят, именно на этом месте под такой же сосной и произошел этот исторический обмен реальной собственности на ваучер. Состарится эта сосна - посадят новую.

                Был здесь Чубайс, не мог не быть! Кстати, само слово фазелис вроде бы персидское и означает ни что иное, как "Боже, сохрани наш город". От бездумной приватизации, наверное.
                Машина оставляется прямо перед въездом в античный город, где-то на уровне гортани пресловутого тигра. Дальше - развалины. Здесь был Александр Македонский. Здесь жили настоящие пираты. Здесь был Помпей. Здесь не мог не быть Адриан - и он был здесь, о чем говорит триумфальная арка в его честь. И агора тоже в честь него построена, о чем прямо на месте имеется соответствующий документ - надпись, выбитая на камне. А еще - византийская церковь, а еще акведук, а еще амфитеатр на том месте, где у тигра обычно бывает глаз, а еще обширные бани - любили помыться древние римляне, ох, любили! Видеокамер для скрытой съемки еще не было, парься сколько хочешь и с кем хочешь - никто не скажет: Человек, похожий на императора Адриана. Кстати, между Фазелисом и Олимпосом по слухам был еще один город, Корикос, построенный за двести лет до нашей эры, но его пока еще не нашли. Поезжайте - может, повезет. И воблу не забудьте, пригодится!

                Информация к размышлению

                Пиво - величайшее изобретение. Колесо, конечно, тоже ничего, но колесо с рыбой - все-таки не то... www.anekdot.ru

                Читать дальше...

                Культура - Kültür

                Что нового?

                НОВОЕ ФОТО

                YENİ FOTO



                НОВОЕ ФОТО

                YENİ FOTO



                НОВАЯ СТАТЬЯ

                YENİ YAZI




                НОВЫЕ СТИХИ

                YENİ ŞİİR




                НОВАЯ МУЗЫКА

                YENİ MÜZİK



                НОВАЯ КНИГА

                YENİ KİTAP



                Emin Coşkun - ART

                Авторский сайт Эмина Джошкуна

                Emin Coskun

                Эмин Джошкун у нас


                Поделиcь - Paylaş
                Поиск - Arama
                Copyright TÜRK EVİM - ТУРЕЦКИЙ ДОМ © 2017 Сайт создан в системе uCoz