Турция - Türkiye

Категории
Жизнь [4]
Замечательные люди [14]
История [12]
Искусство [7]
Литература [2]
Путешествия [8]
Традиции и обычаи [6]
Кухня [3]
Публицистика [3]
Коды городов
Друзья - Dostlar

Турецкий клуб в Москве
Türk Külübü Moskova'da

Турецкий Клуб
      Турция.ру - место под солнцем!
        Турция.Ру
            Мой дом - Турция
              BENİM EVİM TÜRKİYE


                Айда.Ру - отзывы туристов об отелях Турции.


                Главная » Статьи » На русском языке » Путешествия

                КАППАДОКИЯ



                Вместо введения

                В Каппадокию меня влекло давно. Когда-то, теперь кажется, что много-много лет тому назад, в одном из сборников стихов Иосифа Бродского я прочитал стихотворение с таким названием. Стихотворение как стихотворение. Сборник, одолженный почитать кому-то из друзей, назад не вернулся. Само стихотворение стерлось из памяти. Осталось лишь его название, задающее очень четкий ритм и несущее в себе какую-то скрытую, но мощную энергию. И еще загадку, вернее, намек на ее существование.
                Позже, при чтении книг по богословию и истории христианства, в уголке сознания запечатлелось сказанное о Григории Богослове, Василии Великом и его брате Григории Нисском - "Великие каппадокийцы". Никакой связи с давно прочитанным и уже забытым стихотворением не возникло, но вновь разбег этого ритма, энергетика самого слова каким-то особым образом вошли в память и на время там затаились.
                Они вырвались наружу, когда весной 1998 года я готовился к поездке в Эфес, вернее в Мерием Ана под Сельджуком, где свои последние земные дни провела Пресвятая Богородица. Листая книгу Ильхана Акшита "Турция" (Ilhan Akshit, "Turkei", Hashet Kitabevi, Istanbul, стр.232 - 242) привезенную из Стамбула еще году в девяностом, я случайно наткнулся на фотографию какого-то неземного сооружения, не то марсианского жилища, не то забытой декорации к фильму "Киндза-дза". В этой же книге, чуть ранее, на развороте страниц 232-233 был изображен совершенно фантастический пейзаж. Глубокая осень, голые стремительные тополя, пашня, чуть припорошенная снегом, и сизый асфальт узкого шоссе были в этом пейзаже единственными узнаваемыми знаками его земного происхождения.

                Почти до горизонта простиралась долина, заполненная сотнями сооружений неправильной конической формы, ростом выше тополей, сооружений, судя по всему, каменных, с когда-то прямоугольными нишами, прямые линии которых теперь стерты временем и превращены в кривые, ограничивающие распахнутые пасти черных провалов, ведущих внутрь этих ульев для птеродактилей. Сооружения то кучковались десятками, то отступали, обнажая плоскую, безжизненную, почти лунную - но без лунных кратеров - поверхность. Справа в долину вторгался горный хребет в миниатюре, ростом метров сто пятьдесят-двести, с гребнями, кряжами, чередой складок, долин, структура которых особо подчеркивалась, умножалась и усложнялась четкими криволинейными тенями с острыми, как у самого хребта, краями. На самом горизонте царили плоские столовые горы, уже настоящие, очень похожие на горы Дальнего Запада США из фильмов про Чингачгука. Отвесные и тоже плоские обрывы этих гор смотрелись как противоположный берег гигантской каменной реки, в которой и наши марсианские сооружения, и игрушечный хребет были застывшими волнами двенадцати балльного шторма.

                Снимок, скорее всего был сделан с нашего, ближнего берега этой реки, и две каменные марсианские пирамиды на переднем плане поэтому казались тоже волнами, только что разбившимися о наш берег, такой же отвесный, как и противоположный. Мгновенно всплыли забытые строки из стихотворения Иосифа Бродского об армии понтийского царя Митридата VI Евпатора, которая шла сюда, чтобы разбить здесь римские легионы Луция Корнелия Суллы и чтобы в конечном итоге быть разгромленной теми же римлянами, но гораздо позже, в 63-м году до нашей эры. Шагающая человеческая масса армии, описанная Бродским,

                ...издалека
                выглядит, как извивающаяся река,
                чей исток норовит не отставать от устья,
                которое тоже все время оглядывается на исток.

                Возникло желание съездить туда, в Каппадокию, прямо из Эфеса. Беглый взгляд на карту показал, что этой мечте не суждено сбыться: центральная, континентальная часть нынешней Турции, почти тысяча километров (мы собирались жить в "Алтын Юнусе" в Чешме), горные дороги, незнакомая местность. Не получится. Не получилось.
                Через год после возвращения из Мерием Ана я резко поменял жизнь, ушел с престижной (и хорошо оплачиваемой) работы, написал и издал целых три книги: Персона нон грата, Ладога и Длинное лето 1999 года. В промежутке, в поисках случайного заработка забрел в миссию ОБСЕ и стал работать там сначала простым переводчиком, а затем советником заместителя главы миссии, а фактически мозга и мотора всей миссии, замечательного человека Линды Эджворт, чем-то похожей на Мадлен Олбрайт с человеческим лицом. Работая в миссии, мне посчастливилось встречаться и разговаривать с Юрием Лужковым, Евгением Примаковым, Александром Вешняковым, Дмитрием Медведевым, Вячеславом Никоновым, Глебом Павловским, с другими политиками, политологами, журналистами, которые в конце 1999 - начале 2000 года в значительной степени определяли политическое лицо страны.

                Информация к размышлению

                Не надо бояться резких перемен в жизни. Сумма приобретений часто бывает значительней суммы неизбежных потерь.

                В то же время я продолжал поддерживать хорошие отношения с коллегами по прежней работе и в первую очередь со своим бывшим руководителем, еще одним замечательным человеком, Юрием Алексеевичем Орловым, который когда-то в далеком 1988 году заметил меня, взял к себе в только что созданный и еще создаваемый Агрохимэкспорт и сделал сначала директором еще не существующей фирмы, а через два года, когда фирма была уже на ногах и имела годовой оборот около двухсот миллионов долларов, и своим заместителем.

                Поэтому к осени 2000 года появилась возможность куда-нибудь ненадолго поехать: моя боевая подруга и супруга с более, чем тридцатилетним стажем, устала таскаться со мной по лесам и болотам, спать в палатке, согревая своим телом тяжелый автомат, и за любым ее словом проглядывалась мысль о том, что туризм - это не только рязанские Ерахтур и Нармушадь или вологодское Ферапонтово, но еще и Багамы, Канары, Ривьеры и прочее. На Багамы у нас, конечно, денег не было, а вот в Грецию съездить было бы можно, тем более, что Греция - одна из немногих европейских стран, где я еще не был, страна с православным населением, сохранившая несчетное число памятников православия, и в первую очередь его духовный родник Айон-Орос, Святую гору Афон. Полуостров Халкидики, вид из отеля на гору Олимп, Кастория - предмет вожделений моей жены, поскольку именно там шьют самые лучшие и дешевые шубы ("даже у Барсика в гараже есть шуба, а у меня до сих пор нет!"), все это было расписано по дням, часам и немногочисленным долларам.

                Мировой империализм разрушил эти планы. Мне опять отказали в визе, хотя в ноябре 1999 года сама Финляндия, с отказа которой все и началось еще в 1994 году, спокойно разрешила мне въезд и, не задав ни одного вопроса, выезд. Попытка уладить дело лично с греческим консулом (говорят, умным и добрым человеком), не удалась из-за его отсутствия в Москве. А поскольку политический соперник Греции - Турция вообще не задает вопросы о вашем уголовном прошлом и ставит штамп с визой в ваш паспорт прямо в своем турецком аэропорту, не отходя от кассы, в который вам нужно заплатить всего десять долларов, то Каппадокия была просто обречена на наше прибытие.

                Информация к размышлению

                За всю свою сознательную жизнь я ни прямо, ни косвенно не нанес никакого ущерба ни правительству, ни тем более народу Греции. Прямой ущерб, нанесенный мне правительством Греции, составил двести долларов, которые пришлось заплатить за отказ от путевки. Моральный ущерб, особенно от ставшего невозможным посещения Святой горы Афон в долларах вообще не измерить. Вот вам и общечеловеческие ценности!

                ГЛАВА ПЕРВАЯ - СБОРЫ

                План и график

                Каппадокия была, конечно, обречена. Ограничивало нас совсем немногое. Отлет, конечно, в то же самое воскресенье 24 сентября 2000 года, на которое был намечен отлет в Грецию - я не люблю менять планы, да и по времени у нас был предел: где-то на второй неделе октября мы с Лялей должны были получить повышение в звании - до деда с бабкой. "Я - не бабка, я бабушка", - до сих пор заявляет моя дражайшая супруга. Вернуться надо было числа пятого-шестого октября, не позже.

                У нас было всего два дня - пятница и суббота - чтобы спланировать маршрут и достать путевку в Турцию. Идея была простой: несколько дней на адаптацию на побережье с поездками на машине по горным дорогам, чтобы привыкнуть к ним, потом на машине же через горы с остановкой посередине, возможно, в Конья. Потом район Невшехира с радиальными вылазками по окрестностям. Потом тем же путем назад, на побережье. Пару дней на море: придти в себя, и - возвращаются все.

                Задачу осложняло то, что практически не было информации. В Турции за последние десять лет я был много раз, но в основном на побережье - от Адана на юге через Тарс, Перге, Анталью, Миры Ликийские, Чешме, Измир до Стамбула на севере. Континентальная часть страны была абсолютно незнакомой, если не считать несколько часов в Анкаре в 1993 году. После всего, что удалось накопать в Интернете, оставалось неясным главное: дорога от Анталии до Коньи и Невшехира. Турция - воюющая страна.

                Проблема Курдистана не менее сложна, чем наша чеченская, при той же пассионарности курдов и той же геополитике, те же игроки в которую используют курдскую проблему, чтобы обеспечивать свое влияние во всех странах, где живут курды - Турции, Ираке, Иране, Сирии. Первое, что отсутствует в любой воюющей или тоталитарной стране - это карты местности. Лучшая карта Турции, которую мне удалось достать, была скорее приблизительной схемой с масштабом около 35 километров в одном сантиметре. Достаточно, чтобы знать в какую сторону - на север или на юг - надо ехать, но совершенно недостаточно для выбора дорог или ориентирования на самой дороге.

                Информация к размышлению

                О проблеме Курдистана читайте у Джеймса Олдриджа "Горы и оружие". Замечательная книга!

                Поэтому до самого конца оставался запасной вариант поездки из Анталии до Конья на автобусе, а уж потом - на машине. С одной стороны, это экономило бы какие-то деньги на прокат машины, хотя, судя по расписанию автобусов, все равно тогда пришлось бы тратиться на такси до автовокзала и обратно, плюс, конечно, на сами билеты на автобус. С другой стороны это резко ограничивало возможность полюбоваться горными пейзажами и открыть новые для себя места. Да и просто тащить с собой свое всё: то ли в багажнике машины, то ли на себе самом - две очень большие разницы.

                Птица Тройка

                Выбор туристической фирмы был предопределен предыдущим опытом: все наши прежние отдыхательные поездки в Турцию организовывала "Тройка Туризм", вполне нормальная фирма, работавшая без сбоев (не считая небольшого эпизода однажды в Стамбуле, когда нас забыли взять из отеля в аэропорт и пришлось добираться самим), с вполне милым персоналом на местах - я потом когда-нибудь расскажу о Шурочке, Шурубур, очаровательной и хрупкой двадцатилетней девочке из киргизского горного селения, которая учится здесь в университете, прекрасно говорит на русском, английском и турецком, великолепно ориентируется в здешней жизни, а на свою жизнь и на учебу зарабатывает, встречая и сопровождая туристов из России, купивших путевки в фирме "Тройка".

                Информация к размышлению

                Единственное положительное значение революций и других социальных пертурбаций заключается в том, что они сметают зажравшуюся элиту и какое-то время дают возможность одаренному человеку пробиться к солнцу из любого аула.

                "Тройка" находится далеко от центра Москвы - на Сивашской улице, в здании какого-то ранее очень важного института, от былого величия которого теперь остались только его ветераны, подрабатывающие охранниками на входе - бдительные, но добрые и словоохотливые старички. Мы были, вероятно, первыми туристами, которые выбрали такой экзотический маршрут, поэтому занималась нами сама Ирина Умаровна, генеральный директор, обаятельная, интеллигентная, красивая и усталая женщина, до гибели Зии Бажаева работавшая в его аппарате. Она была в Каппадокии несколько лет назад, правда, с автобусной экскурсией из Анкары - это много ближе, чем из Анталии, и одобрила наш выбор. На другой день, в субботу, спланированный маршрут был реализован в виде путевок, ваучеров, билетов и выглядел таким образом:

                24 сентября - вылет в Анталью, гостиница "Ренессанс" в Бельдиби;
                28 сентября - выезд в Конья, гостиница "Озкаймак";
                29 сентября - выезд из Конья в Невшехир, гостиница "Лодзь";
                30 сентября - окрестности Невшехира из той же гостиницы;
                1 октября - выезд в Конья, гостиница "Озкаймак";
                2 октября - возвращение в Анталью, гостиница "Султан Сарай" в местечке Гёйнюк;
                6 октября - вылет в Москву.

                Неясным оставался всего один вопрос: как ехать - на машине или на автобусе.

                Кошки

                С кошками было проще. Их у нас на тот момент было всего две. Старшая - мудрая, сдержанная и терпеливая Луша в прошлой жизни была английской королевой и всегда вела себя так, будто эта ее прошлая жизнь вовсе и не заканчивалась. Младшая - первая дочь Луши от рыжего соседского очень сибирского и очень усатого кота - в прошлой жизни была моей женой Валентиной Алексеевной, Лялей, а в этой оставалась такой же избалованной и ревнивой, как и ее нынешняя хозяйка. Обе кошки были (и до сих пор остаются) полноправными членами нашей семьи - вернее, это мы находим себе место в их кошачьей семье, постоянно отстаивая свой человеческие права от их кошачьего посягательства.

                Луша - особа питерского происхождения. Ее нам подарили дети, Света и Сева, которые вдруг решили, что нам на старости лет просто ничего так больше не нужно в жизни, как этот серый, пушистый, полосатый и очень строптивый комочек. Мы брали ее везде с собой, она легко переносила многочасовые поездки на машине, быстро научилась лазить по деревьям, спускаясь совсем по-медвежьи - хвостом вниз - и за ночь приносила нам к палатке по девять мышей. А однажды ее пятимесячным котенком унесли вороны. Случилось это во Владимирской области на берегу Шерны недалеко от села Василёво. Но это совсем другая история.

                Рождение Рыжки было связано именно с Турцией. Когда Сева закончил институт, и стало ясно, что заграница ему в дальнейшей жизни заказана, Ляля повезла их со Светой в марте 1996 года в Турцию погреться после промозглой питерской зимы: летнего отпуска у Севы не предвиделось теперь аж до 1998 года, когда мы всей семьей плавали на двух байдарках по великой русской реке Пре в Мещере. Ляля увезла детей в Турцию, я работал большим начальником, а у Луши начались трудные дни, которые бывают у кошек когда раз в два месяца, а когда и раз в две недели. У кого есть дома действующие кошки, знает, что в это время они неуправляемы, постоянно кричат и очень мучаются - просто жалко смотреть, столько неутоленной страсти к продолжению рода рвется в это время наружу из такого милого и маленького зверька. Мне некогда было входить в кошачьи интимные проблемы, и я отнес ее к соседскому коту, который владел всем свободным временем замечательной женщины и хорошего врача Ирины Борисовны. Когда Ляля с детьми вернулись из Турции, было уже поздно: часы Природы были уже запущены.

                В итоге черный с белым передничком и белыми кончиками лапок котенок уехал в тот же Питер, на родину Луши, а рыжая кошечка Капитолина (это по паспорту, а в жизни просто Рыжка или Девица Кенгуровина) так и прижилась у нас - слишком жалко было отдавать ее в чьи-то чужие руки. В апреле прошлого года она сбежала от нас в лесу под Черноголовкой и пять суток жила в лисьей норе, а мы в это время терпеливо ждали ее в палатке, которую Ляле пришлось срочно привезти из Москвы. Но это совсем отдельная история, даже романтический триллер в пяти частях с продолжением.

                Я ведь начал с того, что с кошками было проще. Проще потому, что у нас есть юная и симпатичная подружка, Надя Ефремова, которая с удовольствием остается с нашими кошками, когда мы уезжаем в многочисленные путешествия. Надя любит кошек, они любят ее, и даже когда Надя приходит просто в гости, забывают про нас и немедленно бросаются сначала обтираться об ее ноги, а потом норовят устроиться поближе и помурлыкать что-нибудь о том, как они тут без нее скучали.
                С кошками осталась Надя. Дети остались в Питере. А мы улетели в далекую, таинственную, немного страшную Каппадокию по одноименному стихотворению Иосифа Бродского.

                Глава вторая - Ренессанс

                Страшно и таинственно

                Каппадокия оставалась далекой и таинственной страной. Было немного страшно: даже вдоль побережья, где на одного коренного жителя приходится пять старых немцев и десять новых русских, нам встречались селения, мало отличающиеся от наших азербайджанских Хачмаса или Худата образца 1968 года (вряд ли в Хачмасе стало лучше в году 2000-м!). Можно было только догадываться, как выглядит настоящая турецкая глубинка, куда мы собирались ехать: муэдзины, имамы, янычары, женщины в чадрах, кровная месть, "Аллах акбар!" и "Смерть неверным!". Кроме того, нам было хорошо известно, что Турция является тыловой базой чеченских боевиков, и по мере удаления от побережья возрастала вероятность такой встречи, исход которой был вполне предсказуемым, хотя и не обязательно летальным. Да и лидер курдов, легендарный Оджалан, уже год томился в турецкой тюрьме из-за происков американских империалистов и предательства собственных соратников. И вряд ли кто из курдов перед тем, как взять в заложники белых англоговорящих империалистов, станет спрашивать у них на чистом курдском языке, американцы они или нет.

                Но до этого было еще далеко. Сейчас мы ехали в Шереметьево в уютной "Хонде" нашего друга Андрея Ермилова. Я уже где-то писал про Андрея, который нашел очень бездомного котенка и стал воспитывать из него умную и взрослую кошку (это было во время нашего байдарочного похода по Мешере). Сейчас котенок вырос, а умная и взрослая кошка, которая из него получилась, постоянно дразнит и всячески измывается над ротвейлером Стивом, который к кошкам относится совсем по-другому, чем Андрей.
                Андрей - редкий и абсолютно самобытный человек. Он прошел все ступеньки мелкого бизнеса от уличной торговли до солидного опта - и не только остался жив, хотя много раз ходил по острию босыми ногами, но и остался честным, порядочным и доверчивым человеком. Высокий, широкоплечий, красивый, он был офицером Советской Армии, когда наступил всеобщий разлад, и как десятки тысяч других офицеров был выброшен на задворки жизни. Его самобытность, работоспособность, чувство справедливости и покровительство Бога провели его над пропастью, и сейчас он уже недоволен своей сытой и спокойной жизнью и ищет нового применения своей фонтанирующей энергии молодого (ему чуть за тридцать) здорового мужчины.

                В Шереметьеве мало что изменилось. Темно. Грязновато. Убого. Пожалуй, отношение таможни стало менее враждебным и более безразличным к простым обывателям, несметные толпы которых и для привычного глаза за день сливаются в безликую живую конвейерную ленту, присутствие которой ощущается, но никогда в деталях. Дельцы покрупнее не позволят себе стоять в очереди вместе со всеми и проходят через VIP, запивая там в компании себе подобных растворимый кофе таким же фальшивым коньяком - традиция! Правда, рейс наш не задержали, хотя он вообще был проходным, из Красноярска - Ирина Умаровна заботится о рентабельности вверенной ей фирмы! - и через три с небольшим часа мы негромко, но ощутимо стукнулись о посадочную полосу аэропорта знаменитого российского курорта Анталья.

                Информация к размышлению

                Если на Востоке вы чувствуете себя европейцем, а на Западе - азиатом, значит вы - русский. (www.anekdot.ru)

                Старый знакомый

                Мы не были здесь почти два года. Аэропорт вырос, раздался вширь, стал светлее и был просто ослепительно чистым. Все процедуры были чистой формальностью (пожалуйста, от кого это зависит, не пускайте Турцию в ЕЭС и Шенген, ну хотя бы лет десять!) и через несколько минут мы уже искали своего Ибрагима или Самира - гида, которого Ирина Умаровна послала в аэропорт встретить нас и других туристов, выбравших ее уважаемую фирму. Как и другие гиды, Самир был молодым, добродушным и оптимистичным юношей, сносно говорящим по-русски и кажется искренне любящим свое дело. Мы ехали в "Ренессанс".

                Информация к размышлению

                A "Renaissance" Person wants a hotel staff whos mastered the art of making guests smile (Выбравший "Ренессанс" ожидает, что персонал отеля владеет искусством заставить гостей улыбаться) - лозунг отеля "Ренессанс"

                "Ренессанс" был нашим старым и добрым знакомым. Мы уже жили здесь с Лялей (я до этого был еще в "Кириш Уорлд" в Кемере, а Ляля с детьми жила в нашем самом первом турецком отеле - очень милом и домашнем "Фавори" в Чамюве) нам понравилось и не было оснований менять хорошее на что-то другое. С возрастом становишься более консервативным (Ляля говорит: занудным) и менее любопытным. В "Ренессансе" хороший пляж, хотя и галечный, но здесь везде галька - мы обычно ездим купаться в Фазелис или Олимпос, там роскошный песок и более красивые виды, а в Олимпосе еще и достаточно пустынно. ""Ренессанс стоит в сосновом лесу - настоящие средиземноморские сосны с длинными иглами и роскошным запахом смолы и нагретой хвои, проникающим в ваши окна вместе с запахом утренней свежести и запахом моря, которое взволнованно ждет вашего утреннего прикосновения.

                Лицом отель повернут к морю. В затылок ему и чуть сверху смотрят горы, такие розовые и нежные под лучами солнца, которое восходит далеко за морем и тянется оттуда своими ручонками к скалам, почти нависающим над отелем. У подножья гор работает неслышная отсюда шоссейная дорога: направо - Анталья, налево Кемер. Чтобы попасть на эту дорогу, надо сразу же из отеля свернуть или направо и проехать через сам поселок Бельдиби, в котором, собственно, и находится отель, или налево, где зеленые изгороди и шлагбаумы с неизменной охраной в стеклянных будках, больше похожих на диспетчерские башни аэропортов, чем на будки ВОХРа, отмечают присутствие десятков других таких же отелей, как и наш. Между отелем и шоссе большой сад, где прямо так растут и зреют апельсины, лимоны, инжир и еще какие-то очень южные плоды. Сад перемежается островками леса - те же, но уже не стройные, как в отеле, а кряжистые, росшие на свободе сосны, тополя, бук, платаны, взбегающие по склону.

                Если пройти кромкой сада по наезженной дороге, а потом продраться сквозь колючки и выбраться на шоссе, то оглянувшись сначала налево, а потом направо, можно перебежать через него и подняться в те самые горы, которые вы по утрам видите со своего балкона краем глаза, а когда купаетесь в море и плывете к берегу, то и в полный рост. Какой великолепный вид открывается оттуда при восходе солнца! Розовое море баюкает своей тихой волной спящие отели. Ни ветерка. Ни звука. Только странные птицы размером с нашего певчего дрозда, но совсем темные сверху и ярко-зеленые снизу, беззаботно и негромко переговариваются на своем птичьем языке. Достаточно тепло, чтобы ходить в шортах и рубашке, и достаточно прохладно, чтобы не обливаться потом, карабкаясь по крутым склонам. Здесь постоянно присутствует запах свежести, запах весны, крепкий запах прошлогодней листвы и сегодняшних цветов - не видимых, но всегда ощущаемых. Хорошо у нас в Турции!

                Трудовые будни

                В "Ренессансе" живет достаточно много туристов - около пятисот. Но это все солидная публика: дисциплинированные немецкие пенсионеры и пенсионерки, которых мы беззлобно называли про себя собирательным "дойчеюгенд" - они по возрасту, ну, никак не могли проскочить мимо этой печально известной пионерской организации конца тридцатых годов; жестикулирующие, неизвестно как, и главное, зачем попавшие сюда пожилые итальянцы; аккуратные и чопорные бельгийские старушки из тамошнего выездного дома престарелых; пара британских геев, которых мы звали бойфренды - молодежи было немного, в основном молодые израильские семьи с очаровательными детьми от трех до тринадцати лет, почти не говорившими по-русски в отличие от своих родителей.

                Новые русские были представлены тоже немногочисленными экземплярами типа провинциального вице-губернатора со своей увядающей, но еще пышной секретаршей, или украинской семьи из двух человек, глава которой был беспощаден к местной турецкой горилке, лившейся просто из крана - открывай, подставляй и пей! - а его необъятная дружина, жинка то-есть, обожала жареные баклажаны - турки их очень здорово готовят! Нормальная курортная публика конца сезона, когда школьники и студенты уже приступили к занятиям, а богатые бездельники еще не вернулись с Паттайи и Маврикия - там сейчас весна на Маврикии, весна под созвездием Южного Креста.

                Информация к размышлению

                Людына, яка не пье, або хвороба, або ж така гадюка! Украинская поговорка

                Все три дня, что мы провели в "Ренессансе", я вставал рано, вместе с солнцем. Купался в еще прохладном море, снимал восходы, уходил в сад и в горы. Потом мы неспешно шли на завтрак через отделанные теплым мрамором анфилады первого этажа. Завтрак в хороших турецких курортных отелях нельзя описывать, не глотая при этом слюну - да его никак и невозможно описать! Выбор блюд настолько огромен, все они настолько привлекательны внешне и вкусны, когда их распробуешь, что невольно, и может впервые искренне, начинаешь жалеть о возрасте, потому что в наши годы чревоугодие это не тот грех, с которым невозможно бороться. Вообще, с возрастом число соблазнов, уводящих от праведной жизни, уменьшается. Вот еще перестану заглядываться на молоденьких девушек - и все!

                Информация к размышлению

                Лучший способ похудеть - это не есть натощак. (www.anekdot.ru)

                Когда внимательно приглядишься ко всей этой экзотике, видишь, что исходные продукты - те же: молоко, сметана, кефир всех видов, в том числе и местный типа мацони; масло, сыры, включая козий и овечий, крупы, макароны, мука, морковь, лук, чеснок, капуста, огурцы, помидоры, баклажаны, кабачки, перец, картошка, колбаса, ветчина, сосиски, сардельки, мясо - баранина, говядина, курица, редко - свинина; рыба, специи. Все - то же и не то, потому что трудно представить себе, сколько разнообразия можно сотворить из двух десятков исходных ингредиентов, жареных, вареных, протертых, завернутых друг в друга в самых немыслимых сочетаниях, придающих немыслимые оттенки вкусу. О фруктах, свежих и во всех видах сиропов и медов, о соках, обычных и выжатых при вас из фруктов, только что сорванных в саду, о проросших экзотических зернах, восстанавливающих былинную силу, поистраченную на здешних роскошных постелях, просто умолчу.

                Не буду приукрашивать - кофе бочковый, утренний. Хороший кофе будет где-то после полудня в многочисленных здесь забегаловках под открытым небом и в легких павильонах. Зато какие булочки, пирожки, рогалики, круассаны, пирожные! Какие чисто восточные сладости! А сколько сортов хлеба - и какого! Не верьте, что самый лучший хлеб - русский. Может, так оно и было раньше, до полного торжества исторического материализма. Может, и сейчас остались умельцы где-нибудь в Каргополе или Чердыни. Лучший хлеб пекут в Финляндии, по тем российским рецептам, которые пришли туда веке в восемнадцатом и с тех пор естественно и непрерывно передаются из поколение в поколение, совершенствуясь в умелых руках финских мастеров и мастериц. Какой-то вклад в эту непрерывность вносят и наши, посольские, живущие на столь скудную зарплату, что финские неподкупные гаишники отказываются брать с них штраф даже за явные превышения скорости. Вносят вклад потому, что постоянно экономят и не могут покупать дорогой финский хлеб, а пекут свой - в духовках или специальных печках. И эта традиция тоже передаются из поколения в поколение.

                Информация к размышлению

                Похудеть можно только с закрытым ртом. (Любимая поговорка моей любимой жены)

                Следующее в распорядке дня после завтрака - кормление кошек. Из холла в море вы спускаетесь по мраморной же лестнице, то разбегающейся в стороны, чтобы обогнуть прудик с фонтаном, то превращающейся в мостик над ручьем, вытекающим из этого самого прудика. Ниши, уголки и закоулки лестницы заполнены цветами, декоративными кустарничками, просто газонами. В них-то и живут кошки, которых сердобольные туристы кормят деликатесами из ренессансной столовой, тайком от персонала завернутыми в белоснежные салфетки. Я могу поклясться, что в первоклассном рыбном ресторане в Опатье в Хорватии официант подсказывал(!) кошке, к какому столику можно подойти и попопрошайничать рыбки - кошки, как известно, любят рыбку, а официанты - лучшие в мире психологи и сразу определяли, что к нашему столику - можно.
                После завтрака - пляж. Удобные пластиковые раскладушки, остроконечные тени от пальмовых ветвей, горы, из розовых ставшие бледно-серыми и чуть вибрирующими от потоков нагретого воздуха, девушки топлесс - и откуда они только взялись?, холодное пиво в запотевших стаканах, теплое море с хорошей, но не слишком высокой волной... Сегодня мы балдеем. С завтрашнего дня - совсем другой распорядок. Будем привыкать к езде по здешним дорогам в горах.

                Читать дальше...



                Источник: http://zhurnal.lib.ru/c/chuksin_n_j/cappadocia.shtml
                Категория - Kategori: Путешествия | Добавил: TurkEvim (2009-06-29) | Автор: Чуксин Николай Яковлевич
                Просмотров: 1942 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
                Всего комментариев: 1
                2009-06-29 Спам
                1. Elena (TurkEvim)
                Выражаю благодарность автору статьи за разрешение опубликовать её на нашем сайте!

                Другие работы Николая Чуксина можно прочитать : ЗДЕСЬ


                Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
                [ Регистрация | Вход ]
                Культура - Kültür

                Emin Coşkun - ART

                Авторский сайт Эмина Джошкуна

                Emin Coskun

                Эмин Джошкун у нас


                Поделиcь - Paylaş
                Поиск - Arama
                Copyright TÜRK EVİM - ТУРЕЦКИЙ ДОМ © 2017 Сайт создан в системе uCoz